torpedo logo

Юрий Баулин и его команда

Юрий Баулин и его команда

В сезоне 1966-1967 годов «Торпедо» претендовало на повышение в классу в союзную высшую лигу (аналог нынешней Континентальной Хоккейной Лиги) по спортивному принципу, но инфраструктура клуба еще не соответствовала уровню класса сильнейших. Дворец спорта будет возведен лишь в 1969 году. 

Вот как вспоминал тот сезон Заслуженный тренер Казахстана Валерий Павлович Кириченко в интервью журналу «Хоккей Казахстана»:

«Приехала к нам Рига, а они пригласили какого-то тренера из Чехословакии. Он приехал в Усть-Каменогорск в кепочке, нерповой курточке-полушубке. А у нас здесь минус 45. Кошмар! Ему тулуп дали, валенки… А у них цель была такая – они привозили товары с запада. У каждого хоккеиста было по два баула -  в одном форма, в другом товар – женские сапоги, чулки, плащи, в общем, дефицитные вещи, которые до нас доходили только через год, через два…»

«Или, скажем, приехал к нам ленинградский СКА через пару лет. У армейцев была раскатка перед игрой. И вот они утром оделись и сидят в раздевалке, на лед никто не выходит: на улице минус 40. А их тренер Пучков с нашим Баулиным в коридоре разговаривают. Вдруг вспоминает, что уже 10 минут как должна идти тренировка – а на катке нету никого. Заходит в раздевалку: «вы че здесь сидите?! Вы сейчас босиком у меня по льду побежите!»

Сезон 1966-1967 проходил под знаком соперничества со свердловским «Автомобилистом». Уральская команда набирала силу (через два года «Автомобилист» займет пятое место в высшей лиге, а через год вратарь уральцев Виктор Пучков станет в составе сборной СССР чемпионом мира и Европы в Стокгольме).

Кириченко вспоминал: «В то время «Автомобилист» был одним из флагманов российского хоккея. Это была одна из мощнейших организаций, богатое автохозяйство. Они первые начали играть импортными клюшками, первые начали форму импортную покупать и ездить за границу. И команда у них была великолепная. Солировал Рудаков – был такой замечательный игрок, он потом в «Спартак» уехал. Им любоваться можно было – профессор типа Гомоляко, хотя и габаритами поменьше. Но – голова, руки!.. Помню, приехали с ними играть, и Юрий Николаевич говорит Петровскому: «Эдик, ты персонально за него отвечаешь». Что Рудаков с ним творил! Издевался просто. Эдик никогда не был мальчиком для битья, но с ним ничего не мог сделать. А еще в «Автомобилисте» были Елистратов, Коковин, Рэм Мендубаев, молодой Пучков… Но мы с ними тягались и в очных матчах зубатились, а иногда и выигрывали».

Ветеран скромничал или запамятовал. В очных встречах с «Автомобилистом» торпедовцы поделили очки – 2:6, 6:4, 2\3:0, 3:6. А вот на турнирной дистанции уступили уральцам 8 очков, опередив при этом занявший третье место СК им. Урицкого (ныне – «Ак Барс») на 5 пунктов. Так близко к элите советского хоккея мы не подбирались до конца 80-х годов…

Лучшими в сезоне 1966-1967 гг., по представлению руководства команды, были: Валиулин, Домрачев, Бахарев, Величкин, Куликов, Паладьев.

В чем феномен Баулина?

Рассуждая о феномене Баулина, оставившего заметный след в истории усть-каменогорского хоккея, Кириченко говорил: «Он привнес в нашу команду лучшие черты армейских хоккейных традиций – игровая дисциплина, взаимовыручка. Точная селекция – подбирались игроки-единомышленники, посторонних не было, они долго у нас не задерживались.  Нас собрался коллектив единомышленников. Хоккейное братство – друг друга в обиду не давали, не важно – в быту или на льду.

Мы все были молодые, холостые, из женатых только Савосин – он из Горького привез жену с ребенком – да Величкин. Жили прямо на «коробке», под трибунами стадиона сделали типа общежития – комнаты на 5-6 человек. Что было хорошо – мы могли в любое время выйти на лед, потренироваться при электрическом освещении и девочек своих вывести покататься. Коньки надевали, врубали рубильник – чем еще заняться…

У Юрия Николаевича простая цсковская манера была – грузить, грузить и еще раз грузить. Сотрудничество с Николаем Кокшаровым, приехавшим из Омска, умным, мыслящим тренером дало такие результаты.

Баулин умел изменить ход игры. Начинали игру под одной схеме, он смотрел что не получается, после перерыва перестраивались. Установки у нас проводились по пятеркам. Собирает и задачу ставит: или мы размениваем первое звено на первое, или на их ведущее ставим второе звено – и сами не играем, и им не даем, прессингуем, душим без оглядки…

При этом Баулин не замыкался на одном хоккее. Вечером после отбоя пройдет по комнатам, поговорит с ребятами за жизнь, поинтересуется, как дела в институте, на личном фронте. Он создал женсовет. На стадионе была комната, где после игры женщины собирались, ставили чай и дожидались игроков. Так что рычаги воздействия на хоккеистов у него были…»

Премиальные

«Премиальная система, - утверждает Кириченко, - появилась только в следующем сезоне. А тогда играли за голую зарплату. Ну и на праздники игрокам дарили кожаные перчатки, рубашки нейлоновые, дипломаты – то, чего нельзя было купить в магазине. У нас же все было по распределению… Еще в то время были и продовольственные пайки: банка бразильского кофе, палка сухой колбасы, бутылка чешского пива – представляете, какая была система.

Это потом мы поняли, почему нейлоновые рубашки на западе только негры носили. А тогда ты что! Гладить не надо – постирал, стряхнул, повесил… А перчатки были хорошие, импортные – венгерские».

За второе место во второй группе команду премировали дефицитным в то время ширпотребом. Игрокам выдавали мохеровые шарфы, пять ондатровых шапок на команду, три дубленки, 20 пар перчаток, импортную зимнюю обувь с мехом внутри, которую тоже нельзя было купить в магазине. «Нам завком профсоюза эти вещи выделил и позволил за свой счет приобрести через ОРС – отдел рабочего снабжения. По-моему, после того сезона дали «Волги» Куликову, Баулину и Коняхину – в то время машину нельзя было просто так приобрести. А «Волги» тогда – как чейчас «Джип Чероки». Куликову, помню, всей командой занимали…»

Шампанское в Киеве

Итак, состав той команды вполне мог претендовать на переход в высший класс. И у «Торпедо» еще оставался шанс добиться повышения в классе в переходном турнире, который проходил в Киеве. На единственную путевку в первую группу, кроме усть-каменогорцев, претендовали казанский СК им. Урицкого и два неудачника первой группы – новокузнецкий «Металлург» и минское «Торпедо».

Вот что вспоминал о турнире Валерий Кириченко: «Приехали мы в Киев – весна, тепло, народ по Крещатику гуляет. Жили в гостинице ВДНХ, довольно приличной. Так что старшие ребята – Величкин, Толстик, Коняхин – просто отдыхали там. Ну а мы, молодые, им патроны подносили… И вот накануне последней игры ветераны наши отдыхают, музыку слушают. Подходит к нам тренера «Кузни» Сааль и говорит: «Ребят, у меня к вам одна просьба – обыграйте Казань. А я вам два ящика советского шампанского ставлю». В последнем туре решалось – кто выходит в первую группу: они или Казань. Ну, поговорили и поговорили. Вышли на следующий день, и хотя у нас команда не готова была – задачи-то никакой не стояло, Казань, может быть, уже праздновать начала выход в первую группу, расслабились, в общем, обыграли мы их 7:2. То есть получилось так, что мы встали у них на пути – неожиданно. Старики в этом не участвовали, а молодежь разыгралась. Наша тройка 3 или 4 забила, я лично две, это я точно помню. У них был вратарь Чуркин, так он потом приходил и чуть ли не плакал: мол, надо было нам с вами как-то решить, поговорить…

Много лет спустя мы разговаривали с Арсеньевым: могли же тогда предпринять попытку… Оказалось, перед переходным турниром собралось руководство завода, поговорили меж собой и решили, что команду первой группы не потянут, не готовы пока. Во-первых, дворца нет (он будет сдан в 1969- году, прим. автора), во-вторых, по деньгам накладно. Отказаться от турнира мы не могли, так что приехали мы в Киев просто чтобы поучаствовать».

Ну а что же обещанное шампанское? – спросит внимательный читатель? Неужели не было?

«Было! – оживился Валерий Кириченко, - Мы уж и забыли про это шампанское. Приехали в аэропорт, идет регистрация. И тут подъезжает Сааль, выходит из машины и ставит нам два ящика шампанского».

Вместо эпилога

Приглашенный после того сезона в «Спартак» Евгений Паладьев стал чемпионом страны 1969 года, трехкратным чемпионом мира, заслуженным мастером спорта. Через два года уехал из Усть-Каменогорска и Юрий Баулин. А «Торпедо» следующую попытку пробиться в элиту советского хоккея предприняло только через двадцать лет, уже после того как едва не сгинуло во второй лиге. Но это уже другая история.

Максим Карташов

Материал опубликован в журнале «Хоккей Казахстана» (№ 20, зима 2016/2017)

Пресс-служба ХК «Торпедо»

При использовании материала с сайта ссылка на источник обязательна


Среда, 06 декабря 2023 18:46
Прочитано 490 раз
Атрибутика ХК «Торпедо»

Календарь игр

Следующий матч | Предыдущий матч

Pro Hokei Ligasy

ЛД «Актобе»

- : -
26.02.2024 (20:00)

Календарь игр

Следующий матч | Предыдущий матч

Pro Hokei Ligasy

ДС им. Бориса Александрова

3 : 4

(1:0, 2:3, 0:0, 0:1)

22.02.2024 (18:30)

Pro Hokei Ligasy

2023/2024

Плей-офф

#1/4 финалаСчет
1
8
Arlan
Beibarys
1:1
2
7
Humo
Saryarqa
1:1
3
6
Nomad
Gornyak
2:0
4
5
Torpedo
Aqtóbe
0:2

Pro Hokei Ligasy

2023/2024

Регулярный сезон

#КлубИШО
1Arlan50194–7284
2Humo50175–8379
3Nomad50179–12069
4Torpedo50163–12863
5Aqtóbe50142–15157
6Gornyak50157–15955
7Saryarqa50137–14553
8Beibarys50140–15747
9Qulager50118–15543
10Almaty50130–20937
11Ертiс5089–24516