torpedo logo

Владимир Локотко: «О том, что Тихонов объявил меня во всесоюзный розыск узнал случайно в магазине»

Владимир Локотко: «О том, что Тихонов объявил меня во всесоюзный розыск узнал случайно в магазине»

Владимир Локотко – знаковая фигура в истории усть-каменогорского хоккея наряду с Борисом Александровым и Игорем Кузнецовым.

Отличавшийся жестким игровым стилем, воспитанник Заслуженного тренера Казахстана Владимир Локотко вернулся в середине 80-х в «Торпедо» и помог родной команде дебютировать в союзной «вышке».

- В годы моего детства успешно функционировали дворовые клубы и рядом с домом был «Спутник-4». Дети занимались в разных кружках, во многих дворах заливались хоккейные коробки, где и проходило наше детство. Зимой, особенно, когда школьные уроки отменялись из-за сильных морозов, весь день там проводили. Впрочем, в те времена все дети росли на улице. Кстати, в нашем дома жили «торпедовцы» Эдуард Петровский и Вадим Куликов. Иногда они выходили вместе с нами на дворовую коробку. Если мне не изменяет память, то в возрасте тринадцати лет занимался уже в одной команде с Борисом Александровым, Равилем Гатаулиным, Виктором Набоковым у Юрия Павловича Тархова, сыгравшего большую роль в жизни каждого из нас.

Самые теплые и добрые слова в адрес нашего первого наставника Юрия Павловича Тархова – требовательного и доброго педагога и тренера с большой буквы. Для Юрия Павловича на первом месте всегда личность каждого мальчишки, поэтому он никогда никого не унижал и не оскорблял. Для него это за гранью разумного, а мы соответственно всегда тянулись к нему. Его слово для нас было законом как на тренировках, так и в играх. Очень важно и то, что у Юрия Павловича не было любимчиков, ко всем он относился по-отчески.  С Юрия Павловича и началось становление усть-каменогорской хоккейной школы, первые воспитанники, прославившие наш город в масштабах страны и мира. Не умаляя заслуг и других тренеров, стоявших у истоков школы: Валерия Польшакова, Владимира Решетникова, Валерия Шалыгина, Олег Домрачева.

С тех пор и дружили с Борисом Александровым, знал его родителей будучи ребенком, часто бывали дома друг у друга. Вместе принимали участие в финальной части Всесоюзного клуба «Золотая шайба» в Воскресенске. Это был 1968 год.

- Как проходил переход во взрослый хоккей?

- Так сложилось, что в молодом возрасте покинул родной город и поехал в Павлодар. Там была команда класса Б, а тренировал ее бывший защитник «Торпедо» Виктор Захарович Счус. В Павлодаре играли на открытой хоккейной коробке с круглыми трибунами. Мы ее называли «Маракана». А жили в общежитии с «волнопоселенцами». По выходным они играли на гитаре, распивали водку, могли всю ночь песни петь. Часто и нас приглашали разделить с ними застолье. Было весело. На матчи приходили и болели за нас. Вообще в «Иртыше» усть-каменогорцев было больше десяти.

- В «Торпедо» вернулись очень скоро?

- Через год. Борис Александров уехал в ЦСКА, а я ему еще сказал: «Боря, жди. Скоро приеду в Москву». Тогда в «Торпедо» менялись наставники, команду возглавлял даже заведующий кафедрой из омского института Марк Судат. Он отчислил меня из команды после крупного поражения в Новосибирске, сделав крайним. На тот момент меня уже приглашали несколько клубов. Полетел в Москву, в ЦСКА по приглашению главного тренера Константина Локтева. Когда мы, будучи мальчишками играли на «Золотой шайбе» в Воскресенске, то впервые увидели звездных армейцев, которые были кумирами всей страны: Анатолий Фирсов, Вениамин Александров.  Чем больше тренировался с армейцами, тем чаще закрадывалась мысль: «зачем я сюда приехал?». Тяжело было адаптироваться к совершенно другим скоростям, к нагрузкам. Уже хотел вернуться домой или в другую команду. Борис посоветовал мне не спешить с отъездом. Постепенно стали больше доверять и чувствовал, что прибавлял.

- С кем в ЦСКА играли в одной паре или сочетания часто менялись?

- С трехкратным олимпийским чемпионом Виктором Кузькиным, царствие ему небесное. «Григорьич» подсказывал, помогал советами. «Если не знаешь что делать с шайбой дальше, то просто отдай передачу в мой угол», - говорил он. Доводилось играть вместе с Геннадием Цыганковым. Сильнейшим защитником той эпохи считаю Александра Гусева.

- С армейцами вы принимали участие в знаменитом заокеанском турне против клубов НХЛ. Чем запомнились те встречи?

- Мне как молодому, доверили сыграть в одном матче – против «Филадельфии Флайерз». Для меня это было космосом так как за три месяца жизнь изменилась кардинально: из Усть-Каменогорска в Москву, затем турне по Северной Америке. Полные трибуны, совсем другая культура «боления» за любимую команду. Особенно впечатлило то, как «ревели» трибуны в Монреале.

- Почему не остались в ЦСКА, а перешли в «Крылья Советов»?

- После сезона в ЦСКА встал жилищный вопрос, как раз тогда женился. Параллельно учился в институте, а Константин Борисович Локтев предлагал стать военнослужащим, что позволит претендовать на квартиру. Но я не ощущал в себе полную готовность быть игроком основного состава ЦСКА. Решил покинуть армейский клуб, пришел к Локтеву. Константин Борисович посоветовал пойти в «Крылья Советов». Борис Павлович Кулагин, возглавлявший «крылышек», принял сборную СССР. А в «крылышках» было немало бывших армейцев, приличных мастеров уровня сборной. Не зря ведь мы выиграли Кубок Европейских чемпионов.

В мой третий сезон в «Крыльях» Виктор Васильевич Тихонов объявил меня во всесоюзный розыск по линии военкомата – хотел забрать в армию. Когда я покинул «Торпедо», он приглашал меня в Ригу. Тогда стоял перед выбором: принять предложение рижского «Динамо» или поехать в ЦСКА. В итоге  выбрал армейский клуб. Когда вместо Константина Локтева в ЦСКА пришел Виктор Тихонов, я перешел в «Крылья». Затем Виктор Васильевич еще дважды звал в ЦСКА, но всякий раз я отказывался. А о том, что нахожусь во всесоюзном розыске узнал совершенно случайно: после отпуска вернулся в Москву, оставил семью дома, а сам пошел в магазин за продуктами. В то время в стране уже наступил дефицит товаров. Благо, что дружил с директором магазина. У него в кабинете и встретил начальника уголовного розыска, который посоветовал пойти в военкомат. На следующий день прихожу в военкомат, а там встретил Игоря Ромишевского и Евгения Мишакова. Игорь Анатольевич возглавлял ленинградский СКА, а Евгений Дмитриевич – свердловский СКА. Сыграло свою роль то, что ленинградцы выступали в высшей лиге, а уральцы – в первой. Выбрал Ленинград и через два дня был уже в городе на Неве. После одной из тренировок в спортивном городке принял военную присягу. Так и стал армейцем. Вскоре к нам присоединились Геннадий Цыганков, Владимир Попов, усилив команду. Два сезона отыграл за СКА, обжился в Ленинграде, обзавелся друзьями. Уже подумывал остаться в северной столице. И тут поступило предложение от главного тренера «Спартака» Бориса Павловича Кулагина. Главным аргументом пользу «Спартака» было то, что Борис Павлович хотел выиграть чемпионский титул и прервать гегемонию ЦСКА. Под эту амбициозную задачу он комплектовал команду, пригласив и Бориса Александрова, комиссовав из армии. Разговаривал со мной и на предмет перехода Игоря Кузнецова из «Торпедо».  На предсезонный турнир в Германию со «Спартаком» Игорь ездил и Борис Павлович его хотел оставить в команде. Игорь от этого заманчивого предложения отказался. Хотя по уровню своего мастерства он точно стал бы ведущим нападающем в любой команде высшей лиги, кроме ЦСКА, где тренировочный процесс строился с упором на физическую подготовку, а Игорь – это хоккеист другого плана. А такими нагрузками с «железом» там ему было бы намного сложнее.

Если вспоминать Бориса Павловича, то он всегда держал свое слов, был вхож в высокие кабинеты, с чувством юмора.

На следующий год вы покинули «Спартак» и стали игроком воскресенского «Химика». В те годы переходы хоккеистов из одной команды в другую не носил такого массового характера как сейчас. Многое зависело от тренеров, которые могли затруднить уход в другой клуб. Борис Павлович отпустил меня из «Спартака», а Владимир Васильев уговорил перейти в «Химик». Главным аргументом были амбициозные задачи, которые ставились перед воскресенским коллективом – конкурировать с московскими командами в борьбе за медали союзного чемпионата. Его доводы звучали убедительно, особенно в плане укрепления состава «Химика». Да и нагрузки предполагались приличные, поэтому нужны были «пахари».

- Про вашу силовую манеру игры ходят легенды. В интервью «Спорт-Экспрессу» знаменитый защитник сборной СССР Михаил Татаринов вспоминал: «мне в том матче Локотко, здоровый дядя, так врезал, что я от Воскресенска до Киевского вокзала блевал. Встряхнул лампочку». Может помните тот эпизод?

- Нет, как помнить все эпизоды? Это же хоккей! Старался играть за счет своих сильных качеств. С акцентом на силовой, жесткий хоккей. В ЦСКА нас учили: защитник должен быть хозяином своей зоны, чтобы нападающий соперника дрожал, когда оказывался вблизи наших ворот. Было даже такое выражение: соперник должен «выскакивать из трусов», чтобы ему было страшно на нашем «пятаке». Сейчас хоккей совсем другой: чуть дотронулся – удаление. Если бы в наше время судили по нынешним правилам, то не то что удаление, могли тюремный срок выписать! Били страшно! В каждой команде были самобытные, выдающиеся мастера, а хоккей соответственно гораздо зрелищнее.

- Летом 1985 года вы вернулись в Усть-Каменогорск. Что вас мотивировало возвращению в родные пенаты?

- В Москву приехал Виктор Семыкин. Мы были хорошими приятелями. Команду курировал Ульбинский Металлургический завод. Секретарь парткома завода в личной беседе убедил вернуться, мол, поехали на родину. Сыграл где-то и на чувстве патриотизма. Борис Александров уже был в «Торпедо», часто рыбачил. Я приехал в Усть-Каменогорск и в разговоре с Борисом говорю: «давай-ка на рыбалку через раз, а тренироваться будем больше».

- Подтянулась и местная талантливая молодежь.

- Выступая за другие клубы, привык к другим объемам тренировочных нагрузок и всегда держал себя в определенном тонусе. Вскоре «Торпедо» держало экзамен в кубковых матчах против команд высшей лиги, в том числе в противостоянии со «Спартаком», «Химиком». Борис Александров и Игорь Кузнецов много забивали, плюс Борис мог и в силовой манере сыграть. Если вспоминать нашу пятерку, то в защите играл с Сергеем Кислициным, а впереди Александров-Соловьёв-Кузнецов.

- Всегда было интересно: откуда прозвище «Левый»?

- Я же левша, поэтому еще с детства. Отсюда и приклеилось прозвище «Левый». В команде обращались по имени.

- Еще одна памятный для болельщиков «Торпедо» эпизод: в дебютном сезоне в союзной высшей лиге «Торпедо» принимало звездный ЦСКА. 15 октября 1987 года. Переполненные трибуны Дворца спорта. При счете 3:3 вам удалось поразить ворота Тыжных, но арбитр из Челябинска Сидоров взятие ворот не засчитал, посчитав, что шайба пересекла линию ворот, коснувшись ноги одного из торпедовцев. По воспоминаниям очевидцев, от шума, возмущенного рёва и оглушительного свиста трибун Дворца спорта близлежащие здания едва не рухнули! На следующий день усть-каменогорские любители хоккея вновь оккупировали родную арену, более того после вчерашнего судейского произвола в исполнении Сидорова некоторые наиболее радикально настроенные болельщики развернули большой плакат следующего содержания: Сидоров – свистулька, ЦСКА – не мужики! 

- У болельщиков свое восприятие. Не засчитал Сидоров шайбу и что теперь? В первый раз что ли? ЦСКА руководил Тихонов, а перед ним судьи дрожали.

- В том же сезоне «Торпедо» разгромило московское «Динамо» - 10:2. Чем можно объяснить такие яркие победы?

- В первой игре мы крупно уступили «Динамо» - 2:9. Возможно, на следующий день с их стороны была недооценка, плюс на нашей стороне была удача, но в большей степени уместно говорить о мастерстве. Борис Александров – это настоящий бриллиант, которого знали и уважали заокеанские болельщики, не говоря уже о наших. Игорь Кузнецов не уступал никому из звезд, их тройка в первом же сезоне была самой результативной в высшей лиге. Мы много тренировались и были уверены в своих силах. С Борисом не раз играли против того же «Динамо», знали, что можно брать как мастерством, так и силовой игрой. С первых же минут начали играть с позиции силы и в итоге разгромили. Мастерства хватало, чего не скажешь о стабильности. Своей игрой показывали пример молодежи. А уже в 90-е большая группа усть-каменогорцев вывела на олимп «Магнитку».

- Не забывая блистать и на международной арене в составе сборной Казахстана. Особенно на олимпийском льду в 1998 году в японском Нагано. О чем написано много. А вот о дальнейшей карьере кумира торпедовской «торсиды» Владимира Локотко - во второй части нашего интервью.

Фото: группа "Был такой хоккей"

Пресс-служба ХК «Торпедо»

При использовании материала с сайта ссылка на источник обязательна


Вторник, 16 августа 2022 10:57
Прочитано 512 раз
Атрибутика ХК «Торпедо»

Календарь игр

Следующий матч | Предыдущий матч

Pro Hokei Ligasy

ДС им. Бориса Александрова

- : -
07.10.2022 (18:30)

Календарь игр

Следующий матч | Предыдущий матч

Pro Hokei Ligasy

ДС им. Бориса Александрова

0 : 6

(0:1, 0:1, 0:4)

06.10.2022 (18:30)

Pro Hokei Ligasy

2022/2023

Регулярный сезон

#КлубИШО
1Saryarqa1036–1920
2Beibarys1032–2115
3Aqtóbe1033–2913
4Arlan942–1612
5Humo1033–2412
6Qulager1040–2711
7Gornyak1030–3010
8Torpedo918–278
9Nomad1018–217
10Ертiс928–427
11Almaty109–256
12Snejnie Barsy911–492
torpedo-players