Версия для печати

«Наши болельщики были лучшими в СОЮЗЕ»

«Наши болельщики были лучшими в СОЮЗЕ»

В сезоне 1991-1992 «Торпедо» под руководством Заслуженного тренера КазССР Владимира Николаевича Гольца добилось наивысшего достижения в высшей союзной лиге – 5-е место на предварительном этапе и 8-е по итогам розыгрыша плей-офф. О тех славных временах – в эксклюзивном интервью с Андреем Райским.

Забегая вперед, отметим, что после распада СССР в конце 1991 года бывшее хоккейное сообщество страны сохранило единство. Более того, хоккей остался единственным видом спорта, где на несколько лет сохранилось советское спортивное пространство. В 1992 году была создана Межнациональная хоккейная лига (МХЛ), а турнир, проведённый в сезоне-1992/93, получил статус Кубка (по существу, чемпионата) МХЛ. Участвовали в нём 19 российских клубов (в том числе команды из Череповца и Магнитогорска, которые через несколько лет станут заметными величинами на хоккейных пространствах России), 2 казахстанских, по одному из Украины, Белоруссии и Латвии.

Ульбинский Металлургический завод, благодаря которому в Усть-Каменогорске и была создана команда мастеров и построен Дворец спорта, стал испытывать серьезные финансовые трудности. Это отразилось и на хоккее, но клуб продолжал выступать с сильнейшими командами уже под эгидой МХЛ.

- Несмотря на то, что в конце 80-х годов за границу отправились капитан команды Игорь Кузнецов и Борис Александров «Торпедо» удалось закрепиться в высшей союзной лиге. При этом «Торпедо» омолодилось.

- В то время усть-каменогорская хоккейная школа была ведущей в Союзе, выигрывая Всесоюзные финалы как по юниорам, так и среди молодежных команд. К примеру, наш 1970 г.р дважды подряд становился чемпионом Союза. Призерами всесоюзных финалов были команды 1968 г.р, уже стучались в двери команды юниоры 1973 г.р. То есть молодые приходили в команду мастеров обученные и с психологией победителя. В каждом возрасте были самобытные нападающие, которые привлекались в сборные команды СССР. В фарм-клубе, который тогда назывался ШВСМ-Таврия, было много талантливой молодежи. Усть-каменогорских воспитанников всегда выделяло мягкое, непринужденное катание. Поэтому, когда команду покинули опытные ветераны, то тренеры смело привлекали местную молодежь. Город и УМЗ обеспечивали команду всем необходимым, вовремя платили заработную плату и премиальные. У многих ребят были приглашения в другие клубы высшей лиги, в том числе московские клубы проявляли интерес к тем же братьям Бородулиным, но они никуда не рвались так как играли при своих болельщиках, в деньгах большой разницы в то время не было. 

В конце 80-х-начале 90-х в команде были и мастера поопытнее, и талантливая молодежь. К опытным Сергею Кислицыну, Андрею Соловьеву, Виктору Федорченко, Владимиру Бородулину добавились Игорь Земляной, братья Фуксы, молодые Константин Шафранов, Александр Корешков, Андрей Соколов, наши ребята 1970 г.р, Игорь Никитин, Алексей Трощинский. Все знали друг друга с детства, были как одна семья, все относились друг другу с уважением. Владимир Николаевич Гольц хорошо знал возможности каждого хоккеиста.

- «Торпедо» обыгрывало ЦСКА, «Динамо», «Спартак» и других грандов союзной лиги при переполненных трибунах Дворца спорта. Чем запомнилась атмосфера на трибунах.

- Усть-Каменогорские болельщики были лучшими в Союзе! Выходишь на лед и видишь черные стены! Даже на ступеньках сидели и мощно поддерживали нас! Ни одного свободного места на трибуне. Такой арены и переполненных трибун не были ни в одном городе по Союзу. Разве что Казань могла конкурировать с нашими болельщиками, но у них дворец был поменьше. У нас еще столько же людей, которым не удалось купить билеты, стояли на улице и слушали объявление диктора. Город жил хоккеем, и горожане любили команду. Постоянно проводились встречи с болельщиками в Центральном доме культуры. Активную работу проводил Клуб любителей хоккея, возглавляемый Ильей Васильевичем Бородулиным. После неудачных матчей тоже встречались с болельщиками, они задавали вопросы по нашим матчам.

- Какие матчи отложились в памяти?

- Тот сезон стал для нашего звена определяющим. Своей тройкой чувствовали, что нам по силам брать на себя роль лидеров и все матчи, особенно против грандов остались в памяти. Мы понимали, что можем не просто бороться за выживание, а составлять конкуренцию другим командам высшей лиги. «Торпедо» проповедовал атакующий хоккей: мы много забивали, и при этом много пропускали. Играли, так сказать, по «бразильской схеме».

- Ваше звено с Борисом Фуксом и Константином Шафрановым был самым результативным. В чем был секрет успеха?

- Взаимопонимание было на уровне. Школа работала в едином направлении, в каждом возрасте было много самобытных, индивидуально сильных нападающих с отличным катанием, игровым мышлением, не говоря уже о таких технических компонентах, как пас, бросок, прием шайбы. Борис Фукс считался сильнейшим левым крайним в стране, выделяясь своим броском. Константин Шафранов был лидером по своему возрасту, хорошо видел площадку и обладал голевым чутьем. Я был помладше, тоже мог взять игру на себя, обыграть, отдать пас. У нас стало получаться. Понимали друг друга с полуслова, играли в пас, получая удовольствие от игры. Считаю, что это была лучшая тройка за всю карьеру.

- Начало 90-х годов ознаменовалось большими экономическими трудностями, что напрямую отразилось и на хоккее. Если помечтать и представить, что в середине 90-х УМЗ и власти города, области имели бы возможность спонсировать команду, то могло ли «Торпедо» и дальше подниматься в клубной иерархии уже в Межнациональной Хоккейной Лиге, РХЛ, а затем и в Суперлиге?

- В середине 90-х в Магнитогорске и Омске стали вкладывать большие деньги в хоккей, и они стали приглашать наших лидеров, перспективную молодежь к себе, предлагая хорошие материальные условия. Можно сказать, что «Устинка» тогда стала донором для Магнитки и Омска. Еще раньше в Магнитогорск уехали Сергей Девятков, Сергей Могильников, Дмитрий Филиппов. Если бы тогда удалось сохранить ту команду в Усть-Каменогорске и «подпитать» ее следующей волной местной перспективной молодежи, то «Торпедо» было по силам составить конкуренцию тем же московским клубам, вести борьбу за медали. Подрастали талантливые вратари – Виталий Еремеев и Евгений Набоков, уехавшие затем в Москву. Игорь Дорохин, Александр Энгель, братья Фуксы переехали в Германию, братья Корешковы, Константин Шафранов, Андрей Соколов, Игорь Земляной отправились в Магнитогорск. Омск пригласил к себе Павла Каменцева, Олега Кряжева, Ерлана Сагымбаева, Игорь Никитин уехал в Тольятти, а Алексей Трощинский – в московское «Динамо». Даже если бы российские хоккеисты массово не уезжали за океан, мы бы всё равно могли быть не пятыми, а составлять серьезную конкуренцию грандам. Надо сказать, что наши молодые талантливые ребята Евгений Набоков, Виталий Еремеев, Алексей Трощинский, Игорь Никитин, уезжая в ведущие российские клубы сразу же стали там основными игроками. Еще с юных лет они были лидерами, становились чемпионами Союза, привлекались в юношескую сборную, были на виду у тренеров московских команд. Поэтому в том же «Динамо», ЦСКА и «Ладе» на них рассчитывали, как на лидеров.

Но тогда начались тяжелые времена. Уже в сезоне 1992-1993 УМЗ было тяжело финансировать хоккей, и ребята стали разъезжаться в другие города. Зарплату платили мешками с сахаром, а семью надо кормить. Но даже после отъезда ведущих хоккеистов «Торпедо» продолжало держаться на плаву, подпитываясь своими талантливыми воспитанниками 1972, 1973, 1974, 1975 г.р. Хотя наша школа понесла потери, когда в Омск вместе с тренерами уехали юноши 1981 и 1983 г.р, в Новосибирск – 1984 г.р, а в Магнитогорск многих мальчишек 1986 г.р увез Андрей Шаянов. Тем не менее «Торпедо» сохраняло свое лицо, вернулся в родной город Борис Александров и стал передавать свой опыт молодым хоккеистам.

Впрочем, это уже совсем другая история…

Пресс-служба ХК «Торпедо»

При использовании материала с сайта ссылка на источник обязательна


Среда, 12 мая 2021 16:29
Прочитано 910 раз